Как ориентироваться в издательских лабиринтах

Андрей Кашкаров. Наталья Павлищева.

Как ориентироваться в издательских лабиринтах

«... человек, имеющий опыт, считается более мудрым, нежели те, кто имеют лишь чувственные восприятия, а владеющий искусством - более мудрым, нежели имеющий опыт.»

Аристотель


Сегодня многие «пишут», говорят даже, что в Москве «все пишут, сплошные беллетристы». Для кого-то это привычка (самовыражение, потребность писать), для иных - какой-никакой заработок. В статье двух успешных современных писателей, работающих, впрочем, в совершенно разных сегментах литературы (что примечательно), речь, конечно же, пойдет, об издании книг за гонорар, а не за свой счет.

При этом немногие знают о том, как на самом деле к их «бесценным» творениям относятся прагматичные издатели, какие факторы имеют значение в издательстве (вкладывающего свои деньги для обработки и выпуска в свет книги, прежде чем будет собран урожай прибыли) при отборе «рукописей».

Эта статья об особенностях современного книгоиздательского процесса поможет начинающим авторам ориентироваться в издательских лабиринтах.


Особенности работы крупных издательств
Крупные издательства – холдинги – состоят из нескольких отдельных издательств, объединенных одной производственной базой, поэтому, к примеру, в этом сегменте можете встретить «ЭСКМО Яуза», «ЭКСМО. Алгоритм» и даже «ЭСМО. АСТ» (ЭСКМО купили своего некогда главного конкурента АСТ). Единая производственная база включает в себя отделы корректуры, верстки, дизайна, маркетинга и, конечно же, подразделения сбыта. Типографии, склады, служба логистики может быть также общей, а может быть у каждого - своя или вообще не входить в издательство. Более мелкие издатели обходятся совсем небольшими помещениями и штатом, нередко они состоят из владельца- главного редактора и нескольких коллег (дизайнера, верстальщика, бухгалтера), работающих по договору.
К примеру, у ЭКСМО есть свои две головные редакции (раньше было четыре), на которые и выходят все издательства. Конечно, «основные» редакции ЭКСМО выпускает много книг и самостоятельно, без подработки своих отделений, но здесь пользуются услугами лишь проверенных авторов, зарекомендовавших себя долгосрочными договорными обязательствами.
Практика такова, что по заявке авторов тексты для рассмотрения поступают либо сразу в издательство, входящее в холдинг, либо передаются туда же головной редакцией.

На примере только лишь ЭКСМО основные сложности для начинающих авторов таковы.
Первое и самое важное. Никто из таких редакций не рассматривает «проекты».
Для рассмотрения требуются готовые тексты, а не оформленные в план-проспект намерения написать нечто даже по уже имеющимся, предварительно собранным материалам. Идей в издательствах своих хватает, им готовые рукописи нужны.
Поэтому и незавершенные произведения не читаются, что бы  там ни писали разные сайты для будущих литераторов. Принимают во внимание только законченный текст.

Второе. Издательства не рискуют работать с отдельными произведениями, это невыгодно и проблемно. Ибо существует великое множество уже открытых серий; если присланный автором материал вписывается в одну из них - шансы быть изданным повышаются в разы.
Серийность «продукта» повышает шансы

Если произведение по своей сути и концепции внесерийное, тогда автор должен быть широко известен, для того, чтобы быть его творение рассмотрели на предмет публикации.

Без рекламы («реклама - двигатель торговли» - так и есть) даже у самой что ни на есть гениальной книги вероятность быть замеченной на полке магазина мала. Но до «полки» еще нужно добраться, сначала заметить должны книгопродавцы-оптовики, и в этом еще одна проблема.

Практически никто не купит более десятка экземпляров неизвестного автора вне серии в расчете на гениальность автора. Таких «гениальных» сегодня очень много, как говорится «сплошные беллетристы, все пишут». Для издательства тиражи меньше двух тысяч экземпляров нерентабельны, вот и посчитайте, скольких таких оптовиков нужно «уговорить», чтобы книга не осталась пылиться на складе. С учетом большого количества издаваемых книг (наиболее перспективные и востребованные, таким образом, компенсируют затраты на менее раскупаемые, и даже «провальные») с каждой книжкой никто не отдельно не занимается, и не «уговаривает» в прямом смысле, вместо этого оптовика привлекают (или не привлекают) какие субъективные фактора, как: год издания («свежесть» продукта), «раскрученность» (и также - популярность – а это не синонимы) имени автора, серийность книги, «цепляющее» название и аннотация, внешний вид обложки.

Оформление, реклама и тираж

Средняя, выпускаемая сегодня, книга не имеет шансов быть изданной красочно и на хорошей бумаге, чтобы привлечь внимание покупателя внешним видом – издателю невыгодны затраты без гарантии окупаемости. Следовательно, «серый», в экономичном исполнении продукт, встанет сто двадцать восьмым в третьем ряду на верхней полке книжного магазина.
Поэтому, чтобы внушить оптовикам, что «нужно брать», издательство широко распространяет информацию о том, какие ресурсы будут задействованы в рекламе выпущенного продукта - тираж, буклеты, филборды, плакаты, выкладка на первые места в магазинах (платно!), реклама в Интернете, газетах, на телевидении, интервью с авторами и т.д.
Далеко не обязательно делается все из перечисленного и сразу, но оптовики должны понимать, что издательство готово раскошелиться на рекламу. Сегодня тираж изданной книги в 10 000 экземпляров (при меньших широкая реклама не окупается) можно считать за очень хороший.
Работа под заказ

Отдельные (внесерийные) произведения, нередко тоже заказывают, но только тем авторам, которых давно знают. И даже такие книги норовят превратить в серию, то есть, заказывают одну, имея в виду еще пяток. Давно ушла практика, когда за гонорар издатели публиковали то, что хотели авторы, сейчас уже со второй-третьей книги, и с намеком на долгосрочную перспективу с автором сотрудничают только под заказ или на заранее оговоренную тему.
Читатели избалованы

Читатели избалованы, почти любое произведение можно скачать, в розничных торговых точках книги покупают (относительно еще десятка лет тому назад) редко, потому их на полках великое множество – и самых разных. Затоваренность литературой налицо, это приводит к печальным результатам падения качества. В наши дни крупные книготорговые холдинги выпускают такой колоссальный ассортимент, что сама пор себе редакторская работа с авторами стала проблематичной. Открыв выходные данные, все чаще можете увидеть сакраментальную фразу «издано в авторской редакции». Это означает, что редактор просмотрел текст «по диагонали», а даже если и вникал, то перерабатывать его с автором (коих у него десятки одновременно) времени и физической возможности не имел.
Что делать?
В действительности воззвание писателя Н.Г. Чернышевского, вынесенное в название одноименной книги - сегодня актуальный вопрос для начинающего писателя.

Ответ на этот вопрос очевиден. Работать и совершенствовать навыки. Чтобы что-то написать – нужно писать. Наиболее педантичные и ответственные из современных авторов, в согласии с мнением в предыдущим абзаце статьи, на манер и по совету Н.В. Гоголя восемь раз перепроверят, перепишут текст, прежде, чем отдать его в работу издателю. Но таких сегодня, в век «быстрых» заработков и желания иметь «скорее, все и сейчас» поистине немного.

Итак, первое, не бойтесь. Готовую «рукопись» отправляйте в издательство. Не спрашивайте рекомендаций авторитетных и опытных, вы их потом увидите в рецензиях. Ибо никакая рекомендация маститого писателя не поможет, если текст не понравится первому читателю – редактору издательства с первых же слов. Никакое знакомство с главным редактором не гарантирует интерес к тексту, если он не вписывается в существующую серию.

Как сказал один издатель, пожелавший остаться в рамках этой статьи неизвестным: «я могу издать все, что вы напишете, но я не все могу продать». К сожалению, это «продать» в нынешних реалиях, в гедонистическом обществе, ориентированном на удовольствие и потребление, иногда важнее, потому и трудно автору быть замеченным.

Развенчаем страшилки современного книгоиздания

Пишите (если не писать не можете), отправляйте в издательство и ждите ответа. 
При этом первые десять строчек должны быть настолько гениальны, чтобы от них буквально было не оторваться; если это не получилось, почти наверняка рукопись даже распечатывать для прочтения не станут.

Следующие пять страниц можно написать чуть менее гениально, но и не совсем банально. Что имею в виду? При этом текст в современных реалиях можно не шлифовать, пусть отшлифовано будет только начало книги. Если оно зацепит, то дадут позже возможность доделать все самому.

Не рассчитывайте, что книгу украсят фотографии (если они не принадлежат автору лично); фотографии стоят бешеных денег, как, кстати, и обложка, за дизайн которой надо платить или хорошему дизайнеру, или, соответственно, международным фотоагентствам, а это для издательства накладно.

Не бойтесь, ваш труд никто не сворует и не присвоит. Уважающему себя и свою репутацию издателю выгоднее иметь дело конкретно с вами (вдруг еще пару десятков шедевров создадите?), чем тратить деньги на адвокатов, доказывая, что этот текст они нашли в мусорной корзине на Казанском вокзале в Москве.
Конкуренции бояться - в писательство не ходить
Как бы странно не звучало, но это так. Сегодня многие востребованные авторы пишут под десятком псевдонимов, в том числе разнополых (скрываются под мужскими и женскими именами). Потому никогда не знаешь, кому составил конкуренцию.
Но конкуренции в этом деле, поверьте, нет. Если текст хорош, и может быть продан в виде книги (это не всегда одно и то же), его возьмут в работу и заодно обратят внимание на вас, как на перспективного автора. А уж потом, уверовав в вашу гениальность и способность создавать востребованные вещи, будут нагружать заказами в коммерческих целях.
Как заработать
И еще. Многие ответы на вопросы в этой теме зависят от индивидуальных установок. К примеру, если у конкретного автора все основывается на интересе, то, безусловно, писательское ремесло стоит попробовать. Только не надейтесь заработать, потому, что заработки начинаются с десятой книги. Начинающим авторам платят 6-8 % от роялти – отпускной (прайсовой) цены издательства. Поэтому 10-12 % от стоимости тиража - это весьма удачное начало.

Чтобы понять, что такое роялти, разделите магазинную цену на 4. Получается, что за книгу, если она издана не в глянце и без фотографий, не стоит в первом ряду и не растиражирована на плакатах по всей Москве, автор получает всего 3-8 рублей. Умножайте на средний тираж 2 000 экземпляров и получайте... «огромные деньги». 
Потому автору необходимо определиться в прерогативах, чего же он хочет: денег, славы или просто, чтобы прочитали написанное. 
Если первое... трудновато будет первые десять лет.
Второе? Тогда берете кредит, издаете за свой счет, платите «Буквоеду» (иному сетевому игроку на книгоиздательском рынке) за выкладку в лидеры продаж, и встречу с читателями, журналистам за интервью и... возможно, тогда что-то получится. Если получится, то затраты можно будет «отбить», став востребованным у издателей. Так поступали в свое время несколько известных авторов.
Третье? Выложите текст на нескольких Интернет-ресурсах, к примеру, на «Прозе.ру». Это тоже шанс, и среди «маститых» современных писателей есть такие, кто так и начал, их заметили на сайте и пригласили к долговременному сотрудничеству в издательство.
Наверное, такими нерадостными, но практически реальными рассуждениями я кого-то разочарую. Однако, считаю, что в любой ситуации лучше смотреть на ситуацию открытым взором - без розовых очков. Состояние издательского бизнеса сегодня просто ужасающе, тиражи сократились в разы, при малейшем сомнении редакции отметают любые, даже талантливые тексты.

Почти потеряна мощная прослойка русскоязычной Украины, там почти перестали читать и не покупают книги на русском. Это «минус» 20-25% на русскоязычном рынке литературы. Давно появилась, а в последнее время усовершенствовалась возможность скачивать все, что угодно (минус еще 30%). Остаток невелик. И попасть в него сегодня не просто. Но… дерзайте. Если все-таки хотите писать и есть что сказать - пишите!!!

Таков совет искренне дадут вам опытные авторы.
Это была не лекция наставников, но плач умудренных опытом страдальцев.

Comments